Все поправимо!

24.04.2018

По части защиты интеллектуальной собственности Россия в последние десятилетия существенно уступала западным странам. Основатели компании «Банк авторских прав» Илья Коротихин и Карен Мирзоян уверены, что в обозримом будущем ситуация кардинально изменится. В партнерстве с государством стартап взялся за «цифровизацию» национального рынка интеллектуальной собственности с помощью блокчейн-технологий и надеется на этом неплохо заработать.

Древнеримские поэты выходили на трибуны и вслух зачитывали свои стихи, что свидетельствовало о правах на них. Советские ученые посылали текст научной работы заказным письмом на собственный адрес: в случае спора об авторстве они могли доказать первенство идеи с помощью почтового штемпеля. В цифровую эпоху подобные ухищрения стали лишними. «Уже сегодня зарегистрировать права на любой объект интеллектуальной собственности можно за три клика, — говорит основатель компании «Банк авторских прав» Илья Коротихин. — Осталось показать авторам, что они теряют без нас».

Поворот на право

Система защиты авторских прав и института интеллектуальной собственности в России имеет не одну «родовую травму». Во-первых, в постсоветском общественном сознании с трудом приживалась мысль о том, что результат любой интеллектуальной деятельности — это в перспективе материальный актив, который можно капитализировать. Во-вторых, законодательная база не спешила закрепить на бумаге стандарты и правила обращения объектов умственных трудов. Внятный закон, регулирующий эту сферу — четвертая часть Гражданского кодекса, был принят лишь в 2008 году. Орган надзора, правда, появился чуть раньше: Роспатент создали в 2004-м.

Распространение интернета лишь расшатало хрупкую правовую культуру вокруг интеллектуальной собственности.

В соответствии с юридической практикой, авторские права защищаются в пределах границ государства, где объект этих прав был создан. Или в пределах границ, где существуют какие-либо международные договоренности, — в частности, Бернская конвенция, подписанная еще в 1886 году (на сегодня к ней присоединились 167 государств). А как защитить их в онлайне, где кто угодно может скопировать твой цифровой контент, даже находясь на противоположном конце мира? Нарушить права в интернете невероятно просто, а доказать нарушение и тем более получить возмещение ущерба — мучительно долго. Во всяком случае, так кажется многим российским правообладателям. В отличие от США и Европы, где на борьбу с плагиатом многие годы подряд тратят ресурсы и госорганы, и телеком-провайдеры, и суды, в России на воровство идей, произведений и других результатов интеллектуального труда часто попросту закрывают глаза.

По мнению Коротихина, такое положение дел должно измениться — и этот процесс уже начался. Медленно, но верно у нас начинает формироваться деловая и судебная практика борьбы с правонарушениями в сфере интеллектуальной собственности. Юрист приводит в пример недавний кейс с продажей популярного отечественного интернет-ресурса — «со всеми потрохами», то есть с клиентской базой и контентом. Через некоторое время после сделки к новому владельцу пришли авторы материалов, размещенных на портале. Они заявили, что статьи опубликованы незаконно, без их согласия. Владелец попытался оспорить претензии в суде: они, мол, относятся к предыдущему периоду, и отвечать по ним должен прежний собственник ресурса. Судья вынес решение в пользу авторов и обязал нового владельца выплатить неустойку. «Это справедливо, — комментирует Коротихин, — ведь юридическую чистоту всего контента надо было проверять до подписания сделки». Согласно оценкам эксперта, подобный аудит мог бы растянуться на несколько месяцев, вплоть до полугода, и вылился бы в копеечку. Между тем расходов на распутывание клубка правообладателей можно было избежать, своевременно зарегистрировав авторские права и упорядочив в компании записи обо всех используемых объектах.

Качай права!

Коротихин и его партнер по бизнесу Карен Мирзоян и сами когда-то обожглись в делах защиты своей интеллектуальной собственности. Оба они, бывшие КВНщики, в начале 2010-х работали в киноиндустрии — писали сценарии. «В кино права авторов нарушаются сплошь и рядом, — рассказывает Мирзоян. — Когда сценарист приносит свою идею продюсеру, он, как правило, не показывает готовый сценарий, а презентует синопсис — краткое описание будущего фильма с ключевыми поворотными моментами, которые проясняют сюжетную линию. Продюсеру, допустим, идея нравится, да и деньги у него есть, но он отказывает сценаристу под предлогом того, что с ним никогда раньше не работал. А через несколько месяцев сценарист узнает, что кинокомпания все же взялась за разработку его идеи и заказала сценарий другим людям — скорее всего, дешевле». У начинающих сценаристов задумки украли по такой же схеме. Когда это случилось на второй раз, родилась идея стартапа: создать механизм, который позволял бы легко и просто, с компьютера или смартфона, зарегистрировать свое право на то или иное произведение, получить соответствующий сертификат и, если потребуется, с его помощью отстаивать свое авторство в суде. Технологически сервис решили реализовать с помощью электронно-цифровой подписи. Действует система просто: автор загружает на сервер файл, который запаковывается в криптоконтейнер. На нем удостоверяющий центр ставит сертифицированный штамп точного времени, который невозможно изменить или подделать. По сути, он выполняет роль того же почтового штемпеля на заказной бандероли с рукописью или подписи нотариуса на копии произведения, — но стоять в очереди на почту и к нотариусу больше не нужно. Если же кто-то нарушает права, можно предъявить цифровой контейнер с файлом в суде. 

Cооснователь «Банка авторских прав» Карен Мирзоян вышел из среды к киносценаристов, где сделки часто строятся на доверии и скрепляются честным словом. Теперь он учит предпринимателей и фрилансеров внимательнее относиться к защите своих авторских прав.

Проект «Банк авторских прав» (изначально просто «Банк прав») возник в 2014 году и долгое время работал на узкий круг пользователей, в бета-режиме. «Мы делали его для себя, своих друзей и коллег, — говорит Коротихин, — совсем не продвигали и не рекламировали, лишь проверяли время от времени, нормально ли работает, и потихоньку «допиливали» ту или иную функцию». «Друзьями по беде» сценаристов оказались дизайнеры. Их тоже частенько «кидали» заказчики, которые просят показать им проект, по той или иной причине отказываются от него, а затем передают идею на «доработку» кому-то подешевле. «А не показать ты не можешь!» — резонно замечает Мирзоян. Сертификат об авторстве, который можно просто приложить к электронному письму с презентацией заказчику, играет роль дорожного знака, предупреждающего о камере слежения за скоростью. По словам основателей проекта, отношение к таким авторам меняется: заказчик понимает, что имеет дело с профессионалом, позаботившимся о защите своих прав, и на всякий случай предпочитает действовать в рамках закона, не нарываясь на потенциальный «штраф». 

Мало-помалу у сервиса созрел небольшой, но устойчивый пул клиентов из креативной братии — в основном фрилансеров: композиторов, художников, фотографов, копирайтеров, писателей… Среди активных пользователей появились представили неожиданных профессий: например, визажисты. «Оказывается, в их среде популярен авторский мейкап, — поясняет Коротихин. — В целях продвижения визажисты фотографируют результаты своих трудов и публикуют их в портфолио, используют на личных сайтах. Коллеги по цеху нередко копируют эти авторские разработки. Доказать, что ты придумал и выполнил тот или иной мейкап первым, довольно сложно. А с «Банком авторских прав» они смогли защитить свои ноу-хау от тиражирования по цене меньше стоимости чашки кофе». За каждую операцию по регистрации авторских прав стартап берет 100 рублей. За три с лишним года существования проекта у него набралось полторы тысячи пользователей. Объектов текстового формата — литературных, музыкальных произведений — зарегистрировано больше, но это объясняется тем, что создаются они в срок более краткий, чем сложные дизайнерские проекты. Композитор, писатель, сценарист часто пишет «в стол» и регистрирует права на свое произведение просто на всякий случай.

2018 год, как ожидается, станет для проекта переломным. Сегодня ежедневно к сервису примыкает примерно 15 новых авторов, хотя еще год назад число новых регистраций не превышало две–три в день. Что не менее важно, «Банком авторских прав» в последнее время впервые заинтересовались юридические лица — представители самого разного бизнеса, в том числе высокотехнологичного. Только сейчас, спустя четыре года, «Банк авторских прав» дозрел до официального коммерческого запуска, который состоится в начале марта. В обновленном сервисе появились новые функции: например, опция указать соавтора или скрыть свое произведение из базы поиска. Есть и возможность оформить лицензирование прав: например, на однократное использование сочиненной песни в кинофильме.

Мощный задел для роста «Банк авторских прав» получил, став одним из двух операторов национальной блокчейн-платформы по защите интеллектуальной собственности IPChain. Ее создание в 2017 году инициировало партнерство во главе с Российским авторским обществом (РАО), Всероссийским обществом интеллектуальной собственности (ВОИС), «Сколково» и рядом университетов. Это специализированная площадка, предназначенная для совершения самых разных операций с авторскими правами в национальном, а в дальнейшем и в международном масштабе. У «Банка авторских прав» серьезные амбиции: по словам Коротихина и Мирзояна, участие в государственно-частном партнерстве приведет к тому, что проект из теперешнего простого «регистратора прав» эволюционирует в своеобразную международную биржу объектов интеллектуальной собственности. С его помощью, например, талантливый дизайнер одежды из Ивановской области сможет продать права на использование своих трудов заказчику из Нью-Йорка.

Сама надежность

Причем здесь блокчейн? Все просто, объясняет Карен Мирзоян: блокчейн — децентрализованная база данных, где можно зафиксировать дату и время создания интеллектуального продукта. Этого достаточно для регистрации авторских прав. «Использование смарт-контрактов на базе блокчейн-технологий дает несколько серьезных преимуществ, — продолжает эксперт. — Во-первых, блокчейн — это сеть повышенного доверия и высокой надежности, в которой запись о каком-либо действии нельзя откатить или удалить задним числом. Свидетелями любых изменений немедленно становятся миллионы других участников сети. Во-вторых, блокчейн открывает правообладателям дорогу на мировой рынок. Зарегистрировав свои права с помощью международного протокола Ethereum, можно доказать свое авторство на всей территории земного шара. Данные об этом будут храниться в децентрализованном реестре, и их можно быстро найти». По словам Ильи Коротихина, присутствие в среде блокчейн поможет сделать рынок интеллектуальной собственности в России трансграничным, увеличит его экспорт, повысит прозрачность операций и даже качество производимых объектов. Более того, те же блокчейн-технологии в дальнейшем можно использовать для регистрации прав собственности на любые объекты: например, автомобили, квартиры, дачи. Возможно, когда-нибудь через эти системы будут выдавать даже паспорта и свидетельства о рождении.

Платформа IPChain, как задумано, постепенно обрастет сопутствующими сервисами, в том числе удобным интерфейсом по учету прав и распределению доходов авторов. Сейчас к ней довольно бодро присоединяются новые участники: Минобрнауки, Минкульт и Роспатент. «А это настоящая мечта изобретателя, — подчеркивает Мирзоян. — Подавать заявку на патент в том же «едином окне», где ты зарегистрировал свою собственность». Пока данный процесс куда сложнее: вначале нужно найти патентного поверенного, проверить патентоспособность своего изобретения, что включает в себя проверку на возможность практической реализации, неочевидность (изобретательский уровень), новизну, уникальность и другие параметры. Это занимает ощутимое количество времени. Лишь в случае положительного заключения можно подавать заявку в Роспатент — и ждать, подчас годами, ее одобрения. С помощью новых технологий удастся частично автоматизировать в том числе работу патентного поверенного — ее самую рутинную часть, касающуюся предварительной проверки. По определенному набору характеристик система будет делать это сама, на базе нейросетей. Она сможет сканировать разработку и сверять ее по ряду параметров с базой данных. Если совпадений не найдется, это автоматически станет сигналом к старту следующих операций в процессе регистрации патента. В теории проверять таким образом можно будет любую продукцию, в том числе и физические объекты, вызывающие споры о контрафакте. «Или и того проще: все действия о производстве, перемещению и продаже любых объектов будут записаны в установленных чипах, а информация об этом будет храниться в блокчейн-реестрах», — добавляет Мирзоян.

Cовладелец проекта илья Коротихин прочит «Банку а авторских прав» скорый успех на международной арене. вот почему коммерческий запуск сервиса состоится сразу на трех языках: русском, английском и китайском.

На недавней конференции по интеллектуальной собственности в Сколково в феврале 2018 года зампредседателя правительства РФ Аркадий Дворкович жаловался, что российский бизнес порой пренебрегает регистрацией прав. «Инвестиции в будущие технологии становятся более выгодными, чем получение прибыли от прав на действующие технологии, — отметил вице-премьер. — В связи с этим многие потенциальные правообладатели не успевают либо не хотят патентовать свои идеи». Сервисы, подобные «Банку авторских прав», совершают тихую революцию на пока небольшом, но многообещающем рынке интеллектуальной собственности. От того, что регистрация прав стала дешевой, простой и удобной, выиграли все. Фрилансеры получили защиту от недобросовестных заказчиков и конкурентов, стартапы — возможность юридически подтвердить и впоследствии капитализировать свои нематериальные активы. А для крупного бизнеса еще немного утрамбовалась почва для внедрения технологий и инноваций.

Источник: business-magazine.online

Этот сайт использует файлы cookies для улучшения работы сервиса и удобства использования. Продолжение использования сайта означает Ваше согласие с их использованием. (См. Cookies policy)